1 января, ПН | 00:00

Драйв, автозапчасти для иномарок
Доктор плюс, сеть многопрофильных клиник

Крым. Открытый регион - присоединиться
Система Orphus

Экспертное мнение (5). "Высокотехнологичный бизнес. Ижевск (часть 2)". Гость: Иван Клабуков

Экспертное мнение (5). "Высокотехнологичный бизнес. Ижевск (часть 2)". Гость: Иван Клабуков

Очередная передача, подготовленная «Единая справочная» (филиал в Удмуртии)  из цикла «Экспертное мнение». Гость нашей студии: Иван Клабуков, директор компании «Русские информационные технологии», разработчик и правообладатель HUDWAY (мобильное приложение, позволяющее водителю предвидеть дорогу, для более безопасного движения в условиях ограниченной видимости)

Экспертное мнение (5). "Высокотехнологичный бизнес. Ижевск (часть 2)". Гость: Иван КлабуковКраткая биографическая справка
Иван Клабуков, родился в городе Ижевске, в 1979 году. В 2001 году закончит Математический факультет (УдГУ), специальность Информационные технологии. 1999—2001: Работа в Студенческом бюро (СКБ), УдГУ. 2001—2004: Разработчик в компании Центр Высоких Технологий.

В 2004 году организовал собственную компанию "Русские информационные технологии" (РИТ) по разработке коробочного программного обеспечения
2005 год: Продажи собственных продуктов в 80-ти регионах России
2006 год: РИТ начинает заниматься Сайтостроительством и Заказной разработкой
2007 год: Выпускник Президентской программы УР
2011 год: Открытие офиса в Киеве
2012 год: РИТ начинает заниматься Мобильной разработкой
2012—2013: Выпускник University of Louisville (Louisville, KY, USA), Master of Business Administration (MBA)

Тема обсуждения: " 
Высокотехнологичный 
 
бизнес. Ижевск (часть 2)
 
"
Гость первой части программы - Артем Субботин, соучредитель Terminal Solutions LLC

«Экспертное мнение» - проект, позволяющий каждому вести диалог с тем, кто ему по-настоящему интересен. Это ижевские и удмуртские политики и бизнесмены, общественники и деятели культуры, специалисты в самых различных областях и просто интересные собеседники, готовые поделиться с вами интересной и полезной информацией.

Задать свои вопросы гостям можно прямо на этой странице - в "Комментариях", либо в группах Вконтакте или Facebook. Вы спрашиваете, мы - отвечаем!

Выпуск №5 (аудиоверсия, текст)


Гость студии: Иван Клабуков (ИК)
Ведущий: Алексей Чулков (ЭМ)
Тема обсуждения: "Высокотехнологичный бизнес. Ижевск. Часть 2."

ЭМ: Здравствуйте. У нас сегодня в эфире Иван Клабуков, руководитель компании «Русские информационные технологии».
ИК: Привет.

Экспертное мнение (5). "Высокотехнологичный бизнес. Ижевск (часть 2)". Гость: Иван КлабуковЭМ: Иван, поскольку у нас уже вторая часть программы, посвященной высоким и информационным технологиям, то вопросы будут примерно похожи на первую программу. Давайте попробуем представить некую визитку вашу – чем вы занимаетесь, и что входит в сферу ваших интересов?
ИК: Наша компания на рынке с 2004 года, скоро будет уже 10 лет. Мы начинали как компания, которая занимается коробочным программным обеспечением, специализированным для юристов, арбитражных управляющих. Сразу продавали по всей России. До сих пор эти продукты продаем, они очень успешны, в принципе достаточно уникальны - больше подобных на рынке нет. И по ходу мы стали еще заниматься сайтостроительством – заказной разработкой, мобильной разработкой и всем, что связано с ИТ.

ЭМ: Насколько я знаю, насколько я читал в вашей биографии, вы начинали не с собственного бизнеса, а как наемный рабочий? 
ИК: Да

ЭМ: Как вы пришли к тому, что нужно делать свое дело, что стало толчком к принятию решения?
ИК: На самом деле, случай.

ЭМ: Если можно, подробнее.
ИК: Все же пляшет от идеи – если у тебя есть идея интересная, ты в нее реально веришь и хочешь заниматься, то хочется  заниматься чем-то гораздо большим, чем просто сидеть и программировать на кого-то. Это на самом деле очень ценное желание для человека. Я на самом деле очень радуюсь, когда ко мне приходят люди и говорят – я хочу попробовать свое дело, я ухожу. Я только поддерживаю таких людей. На самом деле, это совершенно другой уровень вовлеченности людей в бизнес, даже не в бизнес, а в идею.  Они верят в эту идею, все для нее делают – она по ночам человеку снится, он  с женой за ужином о ней думает. Это как ребенок – ты этого ребенка вынашиваешь, он рождается на свет, ты смотришь, как его воспринимают люди, совершенствуешь, ты его растишь-растишь-растишь - это очень захватывает. 

Экспертное мнение (5). "Высокотехнологичный бизнес. Ижевск (часть 2)". Гость: Иван КлабуковЭМ: А у вас долго этот процесс шел?
ИК: С первым нашим продуктом, с которым мы в принципе открыли нашу компанию - мы где-то полгода разрабатывали, потом запустили  на рынок. А так как рынок очень нуждался в таком продукте, пошли очень хорошие отзывы. И буквально за полгода  мы практически накрыли всю Россию. До сих пор  поддерживаем, улучшаем продукт, дорабатываем, обновляем, какие-то новые продукты этой же аудитории предлагаем. Поэтому – да, где-то полгода.

ЭМ: Не было какого-то страха, что не получится?
ИК: Нет. Если страшно, что не получится, тогда не получится. Если у тебя нет страха, ты же веришь, что получится. И вряд ли ты пошел бы, все бы бросил работу, со всем бы расстался – со стабильностью, с зарплатой и пошел бы  на такой вопрос. Ты когда уверен, что все получится, ты выкладываешься на все 100%, а так…надо, во-первых, верить, что все получится – и все получится.

ЭМ: Вы собственные деньги вкладывали или привлекали инвестиции?
ИК: Собственные

ЭМ: То есть, все - на собственные деньги?
ИК: Софт - это не такая вещь, куда надо вкладывать миллионы. Мы ничего не производим, мы можем по ночам сидеть, вечерами сидеть, писать этот продукт. А так были небольшие инвестиции на первоначальное открытие офиса – столы купить, компьютеры, еще что-то – но они по сравнению с производством, где несколько миллионов надо внести, чтобы это дело запустить – это совершенно разный уровень инвестиций, поэтому гораздо проще и войти в этот бизнес. Поэтому очень много таких стартапов, очень много таких маленьких компаний, которые начинают просто – 2-3 человека собрались, почему нет.

ЭМ: Мы, с Артемом Субботиным, как раз обсуждали эти стартапы. Вы как к самому термину относитесь? Он двояко воспринимается. Одни говорят, что не принимают этого термина, говорят, что стартап - это накупили техники, завлекли людей идеей, потом деньги кончились и все, а другие  говорят, что это совершенно нормальное явление. Вы - как думаете?
ИК: Я, вообще, на эту тему не думал. Меня она совершенно не волнует. Хоть горшком пусть называют, мне - какая разница?))

Экспертное мнение (5). "Высокотехнологичный бизнес. Ижевск (часть 2)". Гость: Иван КлабуковЭМ: Сегодня ваша компания, вы сказали, по-прежнему занимается софтом. Какие еще есть направления?
ИК: Помимо заказной, мы очень много запускаем других программных коробочных продуктов по России. Пытались запускать в тех сферах, в которых мы не профессионалы – в оценке мы запускали, для ЦРОшек писали. Но так как мы там не эксперты… Я полностью убежден, что ты не сможешь выпустить какой-то хороший продукт, решение, если в этой теме ты не эксперт. Все, что у нас пошло успешно - мы в этом реально эксперты, и мы знаем, что надо для этого рынка. У меня были полностью убыточные проекты, мы их закрыли. Они лежат на пыльных полках. А вот те проекты, которые мы запускали и были в них экспертами и знали, что людям это потребуется – те выстрелили. 

ЭМ: Привлечение экспертов со стороны вами практикуется? 
ИК: Практиковалось, в тех проектах, в которых мы не эксперты. Но либо его надо настолько привлекать, чтобы он тоже поверил в эту идею и по ночам с тобой не спал… Ну а так как у нас были такие специфичные весьма темы, нам не удавалось найти таких людей. Они нас консультировали, отвечали на наши вопросы, но потом у них энтузиазм угасал – и проект тоже угасал.

ЭМ: То есть, по сути, эксперт должен быть вашим работником?
ИК: В принципе - да. Ведущий проекта должен быть экспертом в этом проекте.

ЭМ: Сейчас много говорят о государственной поддержке информационных технологий, создании чуть ли не своих Силиконовых долин. Как вы относитесь к этой идее, насколько она жизнеспособна?
ИК: Я, почему-то, не видел ни одного человека, по крайней мере, среди моих знакомых, а их реально много в этой области, кому бы это реально помогало. Все почему-то сами выкарабкиваются и сами находят инвестиции. Наверное, кому-то они помогают, наверное, они что-то делают. Но вот так, чтобы проект с такой поддержкой на весь мир и с качеством…я навскидку не могу припомнить. Поэтому отношусь нейтрально. Да, развлекаются, что-то пилят.

ЭМ: Вашей компании инвестиции нужны или она в них не особенно  нуждается?
ИК: Особо нет, не нуждается. Мы пытаемся весь профит компании вкладывать в новые темы. У нас всегда была уверенность в том, что  надо не на одном бизнесе стоять, а как минимум на трех бизнесах.  Мы в принципе сейчас на трех и стоим. У нас это не только софт, еще и юридические услуги, и пенопласт мы производим. Эти темы, они друг друга компенсируют и всегда помогают. Более стабильный бизнес получается – как холдинг, по большому счету. И в принципе те лишние деньги, которые появляются, мы вкладываем в новые проекты, пытаемся, что-то ищем, так интереснее. Если у тебя все хорошо деньги идут, клиенты что-то пишут, покупают…У нас был такой период – в 2006 или 2007, когда было все отлично. Просто  можно было сидеть, курить, ничего не делать, просто все было шоколадно. И где-то через полгода тебя накрывать начинает, что здесь что-то плохо пошло, здесь – и мы практически потеряли этот рынок, так как  продукт испортился, процесс разработки я на самотек пустил, маркетингом никто не занимался, проблемы клиентов не решали, но деньги шли, все нормально было. Мы тогда в себя пришли, встряхнулись. Учеба очень хорошо встряхивает. Ты мозг включаешь, турбо-режим в голове.

ЭМ: Учеба – в смысле какой-то ВУЗ?
ИК: Без разницы, где учиться. Во-первых, чтобы со стороны взглянуть на свой бизнес, надо уехать из бизнеса. Когда ты сидишь каждый день  в офисе, у тебя текучка постоянная, пришли, спросили, это, другое, план на день в ежедневнике. А ты когда уезжаешь из офиса на месяц, то люди тебя уже так вопросами не валят, у тебя больше уже времени подумать, посмотреть, проанализировать твою ситуацию, в будущее заглянуть, стратегически спланировать. Поэтому нам учеба помогает в этом плане. Мы на месяц уезжаем, на два уезжаем. В принципе учимся чему-то новому. Я закончил математический факультет, у меня образования в экономике не было – мы себе эти области подтягивали в своем образовании, а тем временем планировали что-то, какие-то проекты. Практически все новые проекты, которые у нас после запустились - это мы приезжали с мини-отпуска учебного  с новыми идеями, новыми проектами, после этого с энтузиазмом их внедряли.

ЭМ: Если не секрет, что приносит больше – информационные технологии или производство пенопласта того же?
ИК: Что касается производства – производство больше будет приносить, но не пенопласт. У него очень затратная транспортная часть, потому что он легкий и крупный, его далеко не увезешь, небезопасно. Поэтому пенопластовый бизнес, он такой ограниченный, у нас в Удмуртии. Софт, я думаю, поинтереснее будет. У него границы не такие узкие. Там рынок, конечно, как-то ограничен, но не так – Удмуртия  и привет.

ЭМ: Непосредственно бизнес высоких технологий – в Удмуртии вы востребованы или стараетесь не работать в республике?
ИК: Мы в Удмуртии никак не зацикливаемся и поэтому никакую рекламу не запускаем по ИТ, по банкротству-то есть реклама. Сайтостроительством мы занимаемся – но не то чтобы маленькие сайты клепаем, а все-таки пытаемся браться за большие проекты, которые не из Ижевска. Например, сейчас мы с большим проектом с Москвы работаем, с японцам, с англичанами, с Китаем. То есть такие проекты, которые к Удмуртии никак не привязаны.  Единственное, что стоит делать в Удмуртии – свой пиар с точки зрения кадров, потому что кадровый  вопрос у нас напряженный.

ЭМ: А он такой почему? Потому что не хватает выпускников достойных или почему?
ИК: Ну, просто очень много компаний, спрос-то большой, тема очень актуальная, все туда лезут, что-то пытаются, стартапов очень много, опять же. Начинаешь общаться и узнаешь, что какие-то люди из совершенно другого бизнеса какие-то приложения свои делают, ищут программистов, нанимают, переманивают. Опять же АСП, СКБ-Контур, EPAM. У нас очень много крупных контор. Чем меньше команда, тем сложнее найти туда программиста, потому что зарплата - понятно – никого деньгами не заваливают. Но ты уже начинаешь выбирать, либо здесь я получаю столько, либо здесь – столько, но еще имя и интересный проект. То есть с точки зрения пиара – у нас компания раскручена, возможность заниматься интересными проектами и другие вещи идут, не только материальные. 

ЭМ: Вы зарегистрированы в Удмуртии как компания?
ИК: У нас много юр. лиц. РИТ в Удмуртии зарегистрированы, под мобильную разработку мы зарегистрировали "Окей-мобайл" - компанию в Латвии.

ЭМ: Если выбирать между регионами российскими, сейчас есть разница, где регистрировать компанию, где удобнее работать?
ИК: Я думаю, что есть разница, но я не мониторил. Думаю, особо разницы нет

ЭМ: Часто просто говорят, что "нам неудобно работать в Удмуртии". А вам как в Удмуртии?
ИК: Мне - отлично!

ЭМ: Уезжать не собираетесь?
ИК: Нет. С точки зрения разработки – возможно, здесь какой-то головной офис, если делать мировой бизнес, нецелесообразно держать, а офис разработки – да. Мы поэтому зарегистрировали "Окей-мобайл" в Латвии, там, возможно, какое-то представительство будет. Если мы выходим на мир, то понятно, что мы не из Ижевска должны выходить.

ЭМ: Что по-настоящему мешает развиваться вашему бизнесу? Есть какие-то преграды – законодательные, общественные , которые мешают развиваться?
ИК: Нет такого.

ЭМ: То есть все возможно?
ИК: Все возможно.

ЭМ: То есть бизнес в России – это…
ИК: Если мы говорим про ИТ-бизнес, то ему в принципе не мешают, пока ты не крупный, пока ты миллионами-миллиардами не ворочаешь – пока нет – тебе не мешают. Как только один миллиард через тебя прошел, - сразу много интересных вещей возникает. Какие-то проверки, выемки. Это уже интересно, государство думает – "ничего себе, молодцы". Они же как с шашкой едут – кого видят, того рубят. Пока ты маленький, пока ты не участвуешь в каких-то сделках с большими игроками, которых начнут проверять – и тебя зацепят.

ЭМ: Но все-таки, насколько я понимаю, маленькой компанией вас нельзя назвать относительно прочих?
ИК: Наверное, нет уже.

ЭМ: Последняя ваша разработка -  это приложение для айфонов. Расскажите подробнее. Все-таки айфон - такая мировая вещь, а тут наши ижевские…
ИК: Вообще опять идея пришла из практики, из применения. У меня партнер по бизнесу - он раллийный гонщик - он давно про это говорил, что было бы здорово, было бы классно иметь что-то подобное, чтобы не отвлекаться. Потому что ты едешь со штурманом, штурман на дорогу не смотрит, смотрит в тетрадку – левый сто, правый пять, и если штурман ошибается, то ты в принципе сразу вылетаешь в дерево. Поэтому хотелось бы иметь  некую проверку штурмана. И когда мы зимой ездили учиться в Пермь, то…Там тоже дорога темная, кудрявая - мы опять стали про это говорить, кинули телефон на дашборд, он там отражался - и размотали такую идею …. Потом был какой-то перерыв, потом мы заставили программистов проверить, нам что-то подобное нарисовать, вернее сначала дизайнер предложил что-то прикольное, потом программист нам нарисовал что-то похожее на правду, и мы когда уже проверили, первый раз проехались – то сразу поняли, вот точно, это людям надо. Это поможет людям.

ЭМ: Сами пользуетесь?
ИК: Обязательно. Днем не пользуюсь, а вот вечером - да.

Экспертное мнение (5). "Высокотехнологичный бизнес. Ижевск (часть 2)". Гость: Иван КлабуковЭМ: Вы напомнили про раллийную команду. Я так понимаю, Вы спонсор? 
ИК: Это наша команда, мой партнер с кем я работаю, он в одно прекрасное время решил научиться хорошо ездить. Пойти в раллийный спорт - это самый прямой путь отлично ездить. Он там сперва через каких-то знакомых, его сначала тренировали раллийные гонщики, потом сказали – не хочешь ли попробовать, он сказал - почему нет. Он попробовал и, в принципе, так закрутилось, что у нас своя раллийная команда, со своими техничками, машинами, командой механиков, которая ездит по загранице, по всей России, выступают, в принципе отличные результаты у них – в тройке.

ЭМ: Это я понимаю не доход, это для души?
ИК: Это расход. Чистый. Но ты, во-первых, понимаешь…Мы таким путем получили эксперта в этой теме. Не было бы Алексея, который стал экспертом в ралли, мы бы, наверное, не сделали то что надо пользователям. Самый прямой путь – положили – отражается, как стрелки сделать, дизайнеры рисовали. Но это в принципе уже есть. А он сказал – вот так вот надо, чтобы в 3д, чтобы дорога извивалась. Он вообще сказал, давай сделаем так, чтобы она реально совпадала с контуром дороги. Мы поняли, что это нереально,  но хотя бы так сделали.

ЭМ: Вообще производство программного продукта для телефонов, для смартфонов – это насколько перспективная тема с вашей точки зрения?
ИК: Она как лотерейный билет, на самом деле. Очень большой шанс, что она может быть не перспективна. Она будет пользоваться колоссальным успехом у миллионов людей, но будет не прибыльна. То есть нам это нравится – мы делаем, но мы хотим заработать на этом в будущем. А она может оказаться неприбыльной – сейчас по всей России 7 августа запустили, сейчас около 3 тысяч пользователей. Они взяли свой айфон, что-то набрали, скачали, попытались протестировать, у нас много позитивных  откликов – но опять же, мы на этом не заработали. Ну, заработали несколько сотен баксов.

ЭМ: Вы намереваетесь продолжать эту тему?
ИК: Да, мы когда были на учебе в Штатах, мы взяли этот проект как дипломную работу, расписали бизнес-план, проанализировали рынок, индустрию и в принципе у нас четкое представление в голове, что мы делаем, на каком мы сейчас этапе, когда нам надо что сделать, какие шаги предпринять. У нас проект расписан на 2 года вперед, на каждый месяц.

ЭМ: Вот по этому навигатору?
ИК: По этому проекту я знаю каждый месяц, что я должен делать.

ЭМ: Я имел в виду другие приложения...
ИК: У нас есть, это наше 4 мобильное приложение собственное. У нас есть еще приложение «Штурман» для айпада, среди автомобильного спорта оно популярно. Но оно чисто профессиональное – ты можешь анализировать, как ты входил в поворот, какая у тебя была скорость, какие обороты двигателя, когда ты в этот поворот входил. То есть она - больше аналитическая. А массовый продукт – это первый такой.

ЭМ: Будут еще подобные такие же, или пока сосредоточитесь на этом?
ИК: Я думаю, что-то еще можно сделать, но сил не хватит, чем больше проектов, тем больше ты распыляешься. Эффективно не будет. Найдется всегда кто-то, кто будет делать такой же продукт, как у тебя, но он будет им заниматься 100% времени, а ты будешь заниматься этим 20% времени. Соответственно, успех вряд ли будет.

ЭМ: Вы руководитель крупной компании. Я так понимаю, что вы посвящены в ее основную суть. Не просто директор, который знает все потоки. Вы тоже программируете?
ИК: Да.

ЭМ: Вот все-таки отношения с семьей, с близкими – мешает этому работа или спокойно?
ИК: Нет, я уже давно научился разграничивать. Я прихожу домой – я про работу забываю. Так что нет, не мешает. Я посвящаю жену в свои планы, что мы делаем, рассказываю, ей тоже интересно. Барьеров каких-то нет. Я по ночам на работе не ночую, как студент.

ЭМ: А с идеями ночуете? Бывает, что такое приходит?
ИК: Да, я сейчас каждый вечер, где бы я ни был, достаю телефон, пробую, тестирую, новые версии приходят.

ЭМ: Телефон – не ловите себя на мысли, что «вот я общаюсь с ним больше, чем с остальными»? 
ИК: Да, что поделать. Такая работа. Просто я еще раз говорю – если ты не будешь этим болеть, реально  болеть проектом, то шансы на успех уменьшатся.  Поэтому это как – ты всегда о нем думаешь, очень много идей, самых лучших идей пришло вечером в баре, утром, когда встаешь, зубы чистишь – бах, вот же. Но не на работе. Очень редко бывает такое, что мы собираемся - ребята, мозговой штурм, как улучшить продукт – раз и золотая идея. Не бывает так. Чем больше ты себе на бэкграунд выливаешь этой информации, вопросов задаешь самому себе – потом сознание выдает ответ. В любых местах.

ЭМ: Офисы в других городах есть у вас? Как с ними работается?
ИК: У нас  офисов нет, у нас есть представительства. Есть в Киеве, за которым закреплен украинский рынок, и вот мы открыли офис в Латвии по мобильной разработке, и раллийная команда там же.

ЭМ: Тяжело их контролировать? Всегда ли удается держать под контролем работу людей?
ИК: Очень сложно. Есть два варианта – как открыть и найти себе партнера в другом городе. Первый – приехать, тужиться, искать, со всеми разговаривать, найти нужного партнера, поверить в него и поставить во главе нового офиса, довериться ему 100%. И потом он начинает выдавать сюрпризы – тут он забыл, там не сделал, здесь у него времени не было на это.  Это у нас вариант с киевским офисом, поэтому там есть много проблем и продукт не двигается так быстро, хотя спрос высокий.  Второй вариант, как мы в России работаем – мы, конечно, офисы не открываем, но это правильный вариант, когда на рынок приходишь. Надо от дилеров плясать. Выставляешь равные условия, учитываешь их интерес – и вот кто лучше себя проявляет, кто лучше мотивирован, у кого лучше результаты – потом с ним отдельно расширять какие-то договоренности и в общем-то делать его своим представителем. Это, я думаю, более правильный путь открытия офиса и поиска дилеров. В России есть дилеры – кто-то плохо работает, кто-то хорошо. С кем-то отлично, с кем-то просто не работают. Опять же вопрос мотивации – это целое направление работы. Надо их мотивировать, надо контролировать, смотреть, что они делают, что клиентам говорят, что от клиентов им приходит.

ЭМ: По большому счету, это кадровый вопрос, профессионализма?
ИК: кадровый и мотивации этих кадров, насколько ты их заинтересуешь этим заниматься. Но даже этого иногда не хватает.

ЭМ: А что же еще нужно?
ИК: Есть люди, которые любят языком почесать, как у нас в Киеве управляющие. Ему говоришь – он: да, Иван, точно, сделаем. А потом не делает. Я не знаю почему – и мотивация есть у него, и все полномочия есть.  Что-то интереснее для него, видимо, - жену куда-то свозить, другое занятие есть. Тут такая тонкая грань, ее надо поймать...

ЭМ: Учитываете ли вы образование? Люди с каким образованием вам нужны? 
ИК: Куда?

ЭМ: Вообще в принципе. На разработку, или вот пришел человек
ИК: Что касается разработчиков. Многие берут только с высшим образованием, берут только из ИжГТУ. Практика показывает, что зачастую даже люди не с высшим образованием, с другим каким-то образованием гораздо более мотивированы работать и показывать лучшие результаты. Они гораздо более усидчивые, у них нет образования – нет шансов в другую компанию устроиться. Поэтому с каждым человек надо просто говорить.  Нет таких критериев – плюс, плюс, минус, ты нам, друг, не подходишь. Надо поговорить с ним.

ЭМ: Вам ваше образование насколько помогает, изначально полученное?
ИК: Очень. У нас, я считаю, был – не знаю как было до нас , как было после нас. Но в нашей группе, где я учился( я учился на матфаке УдГУ) и у нас был первый год специальности «Информационные технологии» – нам дали просто замечательное образование. И в принципе вся группа, которая была, она такая - состоялись люди. И в Ижевске, и в Москве, и в Новосибирске. Разъехались. Активные люди в группе  сделали компаний 5 – из 13 человек.

ЭМ: Высокий процент. Чтобы замотивировать ваших потенциальных сотрудников – какая у вас средняя зарплата?
ИК: Средняя среди программистов – 30, 30 с хвостиком. 

ЭМ: А представители?
ИК: Там – проценты от продаж, оклад минимальный, остальное от объемов. У нас политика простая. Мы не перебиваем зарплаты, мы на нефтяной трубе не сидим. Мы, конечно, мониторим зарплаты и если видим, что в какой-то сфере зарплата поползла вверх, как сейчас, например, когда бакс и евро поползли вверх – ожидаемо что и зарплата скоро вырастет. Ее надо будет доводить до уровня. 

ЭМ: Не было желания уехать в Москву? Там удобнее работать или нет?
ИК: У нас были попытки. Мы даже уезжали туда пожить на 2-3 месяца. Но я, честно, Москву просто не переношу и не перевариваю. Больше по духу Питер, например. У меня бизнес - это не просто заработать денег. Я понимаю, что если я перееду в Москву, оставлю штат разработчиков здесь - мы можем получить больше прибыли. Для меня бизнес - это еще и от удовольствие от жизни. Я понимаю, что я всех денег не заработаю, но мне надо некий баланс сохранить между комфортом, удовольствием – что я не загоняюсь, с пеной у рта не сижу,  заказчиков не подвожу типа Газпрома. Здесь более комфортно. В Ижевске более комфортный ритм, чтобы жить. Поэтому я не уезжаю. Я многих знаю. Я понимаю, что если я приеду в тот же Питер, мне нужен год-два, чтобы собрать пул знакомств, который мне может помочь в бизнесе. А здесь практически на любую проблему я могу с кем-то проконсультироваться, спросить, что делать.

ЭМ: То есть Ижевск в этом плане более удобный?
ИК: Я родился в Ижевске, мне в Ижевске удобно. Человек родился в Москве – ему там удобно, ритм что надо. Где родился, там и пригодился. Я понимаю, что возможно надо выходить на другие рынки, возможно, надо уехать на год и запустить направление в другом городе. Но, я бы все равно с удовольствием в Ижевск возвращался. Если бы билеты были подешевле)).

ЭМ: Спасибо.     






Посмотреть все фотографии
Данная статья относится к разделам: Информационные услуги b2bИнформационные услугиПрограммное обеспечение
Опубликовано: Алексей Чулков
Фото: wwww.ros-spravka.ru
Поделиться с друзьями:
комментировать:
comments powered by Disqus
Смотрите также: